В Феодосии установят памятную доску Е.Н. Рукавишниковой, построившей на свои деньги маяк на мысе Святого Ильи

Во время строительства маяка на мысе Ильи

Клуб любителей истории Феодосии приглашает всех феодосийцев, портовиков, членов Клуба любителей истории Феодосии, краеведов и гостей нашего города на торжественное открытие первой в России памятной доски Евдокии Николаевне Рукавишниковой, построившей на свои средства в 1899 году маяк на мысе Святого Ильи.

Потомки Евдокии Николаевны и Константина Васильевича Рукавишниковых в лице многоуважаемой москвички Екатерины Федоровны Гиппиус, решили помочь Клубу любителей истории Феодосии. И теперь, спустя 115 лет с того момента, как на мысе Илья засиял мореплавателям огонь маяка, имя Евдокии Николаевны Рукавишниковой быдет увековечено в виде памятной доски на центральной улице Феодосии.

Открытие доски состоится 26 сентября в 11.00 у здания ул. Горького,14 (Управление Феодосийского морского торгового порта).

Председатель Клуба любителей истории Феодосии
Константин Алексеевич Виноградов

Историческая справка

Евдокия Николаевна Рукавишникова (урожд. Мамонтова, 1849–1921) была незаурядным, деятельным и благородным человеком, всегда стремившимся приносить пользу людям. Ильинский маяк в Феодосии, больница в подмосковном Крюкове, лазарет для раненых во время Японской войны в их доме на Большой Никитской в Москве, преобразованный после войны в образцовую хирургическую лечебницу, просуществовавшую вплоть до революции, —  все это дела Евдокии Николаевны.

Осенью 1897 года Рукавишникова подала заявление в Дирекцию маяков о желании финансировать постройку маяка на мысе Святого Ильи. Дирекция маяков ответила согласием. К письму были приложены план и чертежи, а сам аппарат чиновники заказали в Финляндии. Руководство строительством Евдокия Николаевна поручила технику Алексею Полонскому, а сама, не мешкая, приступила к сбору денег: заложила дачу, отправила в Москву письмо мужу. Тот одобрил задуманное предприятие и прислал недостающие средства. Через год строительство маяка и дома для смотрителя закончили. В «Извещении мореплавателям» № 5 от 17 февраля 1899 года появилось официальное уведомление: «Дирекция маяков и лоций Черного и Азовского морей извещают мореплавателей, что в Черном море, вблизи Феодосии, на мысе Ильи, у зюйд-остового обрыва, установлен в деревянной будке на вершине деревянных козел часто переменный огонь с белыми и зелеными миганиями… Высота огня на уровне моря 214 фут и над поверхностью земли — 32 фута». Чтобы оснастить маяк еще и колоколом для подачи сигналов в ненастье, пришлось Евдокии Николаевне заняться вязанием и благотворительной продажей шерстяных кошельков. Жители Феодосии и отдыхающие с энтузиазмом поддерживали Рукавишникову. Кошельки шли нарасхват. Вскоре на маяке установили и туманный колокол.

Чтобы оснастить маяк еще и колоколом для подачи сигналов в ненастье, пришлось Евдокии Николаевне заняться вязанием и благотворительной продажей шерстяных кошельков. Жители Феодосии и отдыхающие с энтузиазмом поддерживали Рукавишникову. Кошельки шли нарасхват. Вскоре на маяке установили и туманный колокол. Маяк этот исправно служил морякам до 1912 года. Потом его перестроили: заменили осветительный аппарат более мощным, а вместо колокола смонтировали пневматическую сирену. В таком виде маяк пережил революцию, Гражданскую войну и встретил Великую Отечественную. Но в декабре 1941 года, во время Керченско-Феодосийской операции, он был разрушен. После освобождения Феодосии на мысе установили временный навигационный огонь. Капитальный маяк и городок для обслуживающего персонала появились лишь в 1955 году.

Что же до семьи Рукавишниковых, то они и дальше продолжали бескорыстно делать добро. Николай, её сын, следуя примеру матери, внес свою лепту в обеспечение навигационной безопасности мореплавания вдоль Черноморского побережья. В отчете Главного гидрографического управления за 1901 год сообщается: «…открыли свое действие Сухумские створные огни, установленные иждивением потомственного дворянина Николая Константиновича Рукавишникова, вместо пришедших в негодность деревянных створных знаков». Сама же Евдокия Николаевна, тяжело переживая поражение российского флота в Цусимском сражении, в 1905 году устроила в своем московском доме на Большой Никитской лазарет для раненых в японской войне, позже преобразованный в образцовую хирургическую лечебницу, просуществовавшую до революции 1917 года.

Booking.com